При попытке оказать помощь избитым заключенным в ИК-37, погибла адвокат Екатерина Селиванова

Убий­ства, пыт­ки, изна­си­ло­ва­ния заклю­чен­ных ста­ли нор­мой рабо­ты ГУФСИН Рос­сии по Кеме­ров­ской обла­сти. Даже арест началь­ни­ка Кеме­ров­ско­го ГУФСИН Антон­ки­на К.Г. в авгу­сте 2017 года по ч. 6 ст. 290 УК РФ ситу­а­цию не изме­нил. Дей­ствия засту­пив­ше­го на его место и.о.начальника ГУФСИН Косар­ги­на А.В. кото­рый с уча­сти­ем спец­на­за ГУФСИН лич­но объ­е­хал коло­нии обла­сти, лишь усу­гу­би­ли ситу­а­цию, воз­ве­дя эска­ла­цию наси­лия на новую ранее неви­дан­ную высо­ту.

Косар­гин А.В. объ­явил адво­ка­та Ека­те­ри­ну Сели­ва­но­ву (Валь­те­е­ву) лич­ным вра­гом. Так же в адрес Ека­те­ри­ны были угро­зы от руко­вод­ства СИЗО‑4 и ИК-37. По дан­ным фак­там адво­кат обра­ща­лась с заяв­ле­ни­ем в УФСБ по Кеме­ров­ской обла­сти. Одна­ко меры без­опас­но­сти при­ня­ты не были, к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти сотруд­ни­ки УИС, угро­жав­шие адво­ка­ту, при­вле­че­ны не были, что при­ве­ло к печаль­ным послед­стви­ям.

26 октяб­ря 2017 по пути в ИК-37 авто­мо­биль Ека­те­ри­ны столк­нул­ся с бен­зо­во­зом, адво­кат погиб­ла. При этом, исхо­дя из повре­жде­ний на авто­мо­би­ле адво­ка­та (след от уда­ра тре­тье­го авто­мо­би­ля, отсут­ству­ю­ще­го на месте ДТП), ско­рее все­го Ека­те­ри­ну уби­ли, вытолк­нув её Той­о­ту под мно­го­тон­ный бен­зо­воз.

К тако­му же выво­ду при­шел и отец Ека­те­ри­ны — пол­ков­ник мили­ции в отстав­ке Валь­те­ев Алек­сандр Михай­ло­вич (в про­шлом коман­дир спец­под­раз­де­ле­ния, про­шед­ший мно­же­ство «горя­чих точек», два­жды удо­сто­ен­ный орде­на «Муже­ства» и два­жды меда­ли «За отва­гу»). Наблю­дая как дви­жет­ся рас­сле­до­ва­ние по делу сво­ей доче­ри и пол­ное без­дей­ствие орга­нов вла­сти, един­ствен­но что он может сде­лать для спра­вед­ли­во­сти — это про­дол­жить дело сво­ей доче­ри. Он орга­ни­зо­вал в Кеме­ров­ской обла­сти фонд помо­щи осуж­ден­ным. От его лица и осу­ществ­ля­ет­ся рабо­та это­го сай­та и орга­ни­за­ции в целом.

Адво­кат была похо­ро­не­на на клад­би­ще г. Про­ко­пьев­ска Кеме­ров­ской обла­сти.

Одна­ко, на этом все не закон­чи­лось. На девя­тый день после смер­ти, эти упы­ри разо­ри­ли моги­лу, уни­что­жи­ли крест, сло­ма­ли насаж­де­ния, раз­рыв моги­лу (но по каким то при­чи­нам не добрав­шись до гро­ба где поко­и­лась погиб­шая) поки­да­ли туда вен­ки… Не менее цинич­но, посту­пи­ли и с под­за­щит­ны­ми погиб­ше­го адво­ка­та, под­верг­нув­ших­ся пыт­кам и наси­лию. Им не толь­ко не обес­пе­чи­ли защи­ту и доступ к пра­во­су­дию. Но к вос­тор­гу упи­ва­ю­щих­ся сво­ей без­на­ка­зан­но­стью извра­щен­цев в пого­нах, про­тив постра­дав­ших от пыток, за день до смер­ти адво­ка­та, кото­рая их защи­ща­ла, воз­бу­ди­ли уго­лов­ное дело по ч. 2 ст. 306 УК РФ за заве­до­мо лож­ный донос. Что ста­ло, пока­за­тель­ной рас­пра­вой за попыт­ку обра­тит­ся в защи­ту сво­их прав и предо­сте­ре­же­ни­ем дру­гим осуж­ден­ным.

Ека­те­ри­на Сели­ва­но­ва (Валь­те­е­ва) рабо­та­ла сра­зу по несколь­ким «пыточ­ным» учре­жде­ни­ям: по СИЗО‑4 г. Анже­ро-Суд­женск, по ИК-37 п.г.т. Яя, а так же по убий­ству осуж­ден­но­го Сабя­ни­на в ИК-22 пос. Моз­жу­ха.

В ИК-37 содер­жит­ся муж Ека­те­ри­ны — Ста­ни­слав Сели­ва­нов, сам став­ший жерт­вой пыток сотруд­ни­ков ИК-37.

31 июля 2015 года Сели­ва­нов С.В. в силу незна­чи­тель­ной при­чи­ны (не доста­точ­но быст­ро соби­рал­ся в кар­цер) под­верг­ся оскорб­ле­ни­ям угро­зам и был избит сотруд­ни­ка­ми ФКУ ИК-37 пос. Яя Кеме­ров­ской обла­сти. Побои нано­си­лись рука­ми и нога­ми. Осуж­ден­ный полу­чил телес­ные повре­жде­ния — гема­то­мы, кро­во­под­тё­ки в обла­сти спи­ны, кро­во­под­тёк, сса­ди­ну в височ­ной обла­сти голо­вы. Опе­ра­тив­ный работ­ник ИК-37 К., непо­сред­ствен­но изби­вав­ший осуж­ден­но­го, так же угро­жал осу­ще­ствить изна­си­ло­ва­ние осуж­ден­но­го в извра­щён­ной фор­ме с при­ме­не­ни­ем рези­но­вой дубин­ки. Адми­ни­стра­ция ФКУ ИК-37, под раз­лич­ны­ми пред­ло­га­ми (отсут­ствие вра­ча и проч.) несколь­ко дней укло­ня­лась от про­ве­де­ния мед. осви­де­тель­ство­ва­ния и не фик­си­ро­ва­ла полу­чен­ные осуж­ден­ным повре­жде­ния. Адво­ка­ту, посе­тив­ше­му осуж­ден­но­го Сели­ва­но­ва С.В., адми­ни­стра­ция ИК-37 вос­пре­пят­ство­ва­ла воз­мож­но­сти зафик­си­ро­вать побои с помо­щью фото­ап­па­ра­та.

В послед­ствии, началь­ник ИК-37 допу­стив­ший дан­ное бес­чин­ство в отно­ше­нии буду­ще­го мужа Ека­те­ри­ны был уво­лен. Одна­ко, при новом руко­вод­стве ИК-37 изби­е­ния и изде­ва­тель­ства про­дол­жи­лись, о чем ука­за­ли осуж­ден­ные Була­тов, Гри­бу­шин, Дуб­ро­вин, Гибай­ду­лин, Мат­ви­ен­ко и ряд дру­гих:

15.07.2016 года я, Мат­ви­ен­ко В.Е., был выве­ден с отря­да № 5 в 5:30 утра сотруд­ни­ка­ми ФКУ ИК-37, кото­рые меня и дру­гих осуж­ден­ных сопро­во­ди­ли до поме­ще­ния ШИЗО-ПКТ., где закры­ли в про­гу­лоч­ный дво­рик, где я и дру­гие осуж­ден­ные нахо­ди­лись при­мер­но до 16:00. Всё это вре­мя нам не дава­ли воды, не води­ли в туа­лет, все это вре­мя мы слы­ша­ли, как в самом поме­ще­нии били и мораль­но уни­жа­ли осуж­ден­ных, содер­жа­щих­ся в ШИЗО-ПКТ, затем про­гу­лоч­ный дво­рик откры­ли дежур­ная сме­на ШИЗО-ПКТ с сотруд­ни­ком в зеле­ном каму­фля­же и чер­ной мас­ке, кото­рые меня и еще одно­го осуж­ден­но­го выве­ли и нача­ли бить рези­но­вы­ми дубин­ка­ми с кри­ка­ми, что­бы мы бежа­ли к вхо­ду ШИЗО, когда нас силой зата­щи­ли в поме­ще­ние ШИЗО нас поста­ви­ли на рас­тяж­ку и нача­ли изби­вать дубин­ка­ми, пыта­лись эти дубин­ки засу­нуть в пятую точ­ку. При этом всем кри­ча­ли, что­бы мы писа­ли заяв­ле­ния в Актив коло­нии, угро­жа­ли, что засу­нут в уни­таз голо­вой, чем цити­рую: «Уго­нят в гарем пету­шат­ник». Одним сло­вом, это не люди, а какие-то манья­ки. В этом, так назы­ва­е­мом, кори­до­ре у вхо­да в ШИЗО, были люди в зеле­ном каму­фля­же и чер­ных мас­ках, при этом всём при­сут­ство­ва­ли м‑р вн.сл. Овча­ров Е.А., кото­рый пери­о­ди­че­ски со сво­и­ми дру­зья­ми с ИК ЛИУ-16 сотруд­ни­ка­ми били по реб­рам, по голо­ве, души­ли, гово­ри­ли, что уто­пят в уни­та­зе, проснешь­ся в попе с пре­зер­ва­ти­вом и т.к.д., то есть вся­ко — раз­но уни­жа­ли наше досто­ин­ство. При этом всем так­же при­сут­ство­вал м‑р Тол­ка­нов С.С., кото­рый кри­чал, что нам не жить, если мы не будем делать так, как им надо и нуж­но, затем нас по одно­му затас­ки­ва­ли в поме­ще­ние силой, где про­во­дит­ся обыск. Там нас нача­ли изби­вать дру­гие сотруд­ни­ки не из нашей коло­нии, раз­де­ли дого­ла и нача­ли застав­лять отжи­мать­ся, при­се­дать. При любой попыт­ке воз­ра­зить и спро­сить за что бьют сотруд­ни­ки начи­на­ли с боль­шей жесто­ко­стью изби­вать. После все­го нас пере­оде­ли в робу с мас­ки­ров­кой ШИЗО и зата­щи­ли воло­ком в про­гу­лоч­ный дво­рик, отку­да выве­ли, где мы про­бы­ли до отбоя, после чего нас пове­ли в само поме­ще­ние, при этом под­го­ня­ли уда­ра­ми дуби­нок и уда­ра­ми ног, закры­ли в каме­ру № 8, не выда­ва­ли мат­ра­цы, не постель­но­го, на сле­ду­ю­щий день мы услы­ша­ли, что с само­го утра сно­ва нача­ли изби­вать осуж­ден­ных, мне и осуж­ден­ным, кото­рые были со мной в каме­ре при­шлось вскрыть вены, так как очень боя­лись, что нач­нут опять изби­вать, изде­вать­ся

По дан­ным фак­там были пода­ны заяв­ле­ния о воз­буж­де­нии уго­лов­но­го дела, а адми­ни­стра­ция ИК-37, обра­ти­лась с иском на 1 млн. руб­лей к Охо­ти­ну С.В. тре­буя при­знать эту инфор­ма­цию недо­сто­вер­ной. Суд отка­зал в удо­вле­тво­ре­нии иска ИК-37, но пыт­ки в ИК-37 про­дол­жи­лись:

С 12.09.2017 в ФКУ ИК-37 Кеме­ров­ской обла­сти, при уча­стии ВриО началь­ни­ка ГУФСИН по Кеме­ров­ской обла­сти в и сопро­вож­де­нии спец­от­ря­да «Кедр», ряд заклю­чен­ных под­верг­лись пыт­кам и уни­жа­ю­ще­му обра­ще­нию . Итог: 12 чело­век вскры­ли вены, неко­то­рые из них изби­ты, к неко­то­ром при­ме­ни­лись либо пыта­лись при­ме­нить­ся дей­ствия насиль­ствен­но­го сек­су­аль­но­го харак­те­ра, один осуж­ден­ный (Федо­ров Антон) пытал­ся пове­сить­ся, но его сня­ли из пет­ли. Осуж­ден­ный Кра­силь­ни­ков Миха­ил сооб­щил адво­ка­ту о том, что 12.09.2017 сотруд­ни­ки ИК-37 Кеме­ров­ской обла­сти Овча­ров (заме­сти­тель началь­ни­ка), Тол­ка­нов С.С. (началь­ник опе­ра­тив­ной части) и Мар­ков совер­ши­ли в отно­ше­нии него насиль­ствен­ные дей­ствия сек­су­аль­но­го харак­те­ра. Насту­пив ему ногой на голо­ву, в то вре­мя как он лежал на полу, дер­жа руки и ноги сня­ли с него шта­ны и засу­ну­ли в аналь­ное отвер­стие дубин­ку. Так же, со слов осуж­ден­но­го Пани­ко­ров­ско­го И.А., кото­ро­го посе­ти­ла ИК-37 адво­кат Ека­те­ри­на Сели­ва­но­ва, его изби­вал заме­сти­тель началь­ни­ка по опе­ра­тив­ной рабо­те Овча­ров Е.А. и дру­гие сотруд­ни­ки. Пани­ко­ров­ский И.А. вскрыл вены и поте­рял созна­ние. После того, как осуж­ден­ный очнул­ся, Овча­ров Е.А. стал тре­бо­вать под­пи­са­ние заяв­ле­ние о сотруд­ни­че­стве с адми­ни­стра­ци­ей. Пани­ко­ров­ский И.А. отка­зал­ся под­пи­сы­вать заяв­ле­ние. Овча­ров Е.А. набрал емкость с какой-то жид­ко­стью, пояс­нил, что это моча и облил осуж­ден­но­го. Пани­ко­ров­ский И.А. не под­пи­сы­вал заяв­ле­ние. Тогда сотруд­ни­ки сов­мест­но с Овча­ро­вым, сня­ли с осуж­ден­но­го шта­ны и пыта­лись засу­нуть ершик ему в аналь­ное отвер­стие, после таких дей­ствий, во избе­жа­ние изна­си­ло­ва­ния, Пани­ка­ров­ский И.А. все-таки под­пи­сал заяв­ле­ние. В бесе­де с адво­ка­том осуж­ден­ный Пани­ко­ров­ский И.А. рас­ска­зал обо всем, дал раз­ре­ше­ние на пуб­ли­ка­цию его фото, видео и инфор­ма­ции о нем.

Так же были пода­ны заяв­ле­ния о воз­буж­де­нии уго­лов­но­го дела, при этом при­част­ные к пыт­кам сотруд­ни­ки ИК-37, пыта­лись вос­пре­пят­ство­вать адво­ка­там, пыта­лись уни­что­жать дока­за­тель­ства, угро­жа­ли при­ме­не­ни­ем силы и удер­жи­вая адво­ка­тов насиль­но в коло­нии.

Адво­кат Мень­ши­ко­ва Т.В., при ока­за­нии юри­ди­че­ской помо­щи Кра­силь­ни­ко­ву М. зафик­си­ро­ва­ла его видео заяв­ле­ние. После того, как осуж­ден­но­го уве­ли, сотруд­ни­ки ИК-37 закры­ли ее в каби­не­те. Началь­ник опе­ра­тив­ной части Тол­ка­нов, выхва­тил из ее рук сото­вый теле­фон и угро­за­ми при­ну­дил уда­лить видео.

Адво­кат Е. Сели­ва­но­ва в ходе кон­фи­ден­ци­аль­но­го сви­да­ния с осуж­дён­ным, попы­та­лась зафик­си­ро­вать видео­об­ра­ще­ние, на кото­ром очень наста­и­вал сам осуж­дён­ный, опе­ра­тив­ный сотруд­ник ворвал­ся в ком­на­ту, нару­шил кон­фи­ден­ци­аль­ность и пре­пят­ство­вал видео­съём­ке. После Тол­ка­нов С.С., выска­зы­вал наме­ре­ния забрать у адво­ка­та теле­фон, зажав девуш­ку-адво­ка­та в углу, затем уве­ли осуж­дён­но­го, пре­рва­ли сви­да­ние. После чего Тол­ка­нов, закрыл дверь и не выпус­кал адво­ка­та с целью уда­ле­ния видео. Адво­кат позво­ни­ла, по теле­фо­ну пра­во­за­щит­ни­ку фон­да в “Защи­ту прав заклю­чён­ных”, кото­рая ожи­да­ла её око­ло коло­нии. Она обра­ти­лась к при­быв­шим в коло­нию чле­нам ОНК и адво­ка­та выпу­сти­ли из коло­нии. Видео уда­лось сохра­нить.

19.09.2017 Адво­ка­ту А. Кур­ки­ну, при бесе­де с осуж­ден­ным Ф. под­верг­шим­ся наси­лию и чудом выжив­ше­му после попыт­ки само­убий­ства путем пове­ше­ния, ука­зан­ные сотруд­ни­ки так же вос­пре­пят­ство­ва­ли кон­фи­ден­ци­аль­ной встре­че с осуж­ден­ным и видео­фик­са­ции дока­за­тельств их пре­ступ­ле­ний.

Когда нача­лась дослед­ствен­ная про­вер­ка, сотруд­ни­ки адми­ни­стра­ции ИК-37, вся­че­ски пре­пят­ство­ва­ли осу­ществ­ле­нию дей­ствий сле­до­ва­те­ля по сбо­ру дока­за­тельств и про­ве­де­нию экс­пер­тиз, вме­ши­ва­ясь в го рабо­ту, одна­ко сле­до­ва­те­ли даже не пыта­лись пре­пят­ство­вать потен­ци­аль­ным подо­зре­ва­е­мым, про­ти­во­дей­ство­вать рас­сле­до­ва­нию пре­ступ­ле­ния.

О недо­пу­сти­мо­сти уни­что­же­ния дока­за­тельств и устра­не­нию пре­пят­ствий рас­сле­до­ва­нию неод­но­крат­но пода­ва­лись заяв­ле­ния в След­ствен­ное Управ­ле­ние СК по Кеме­ров­ской обла­сти и Пред­се­да­те­лю СК РФ Баст­ры­ки­ну. Та же ука­зы­ва­лось о необ­хо­ди­мо­сти взять ситу­а­цию под кон­троль. Увы, меры к обес­пе­че­нию объ­ек­тив­но­го рас­сле­до­ва­ния при­ня­ты не были.

Более того со сто­ро­ны тер­ри­то­ри­аль­но­го управ­ле­ния ФСИН и про­ку­ра­ту­ры по над­зо­ру начал­ся тер­рор в отно­ше­нии род­ствен­ни­ков постра­дав­ших осуж­ден­ных, на кото­рых посы­па­лись тре­бо­ва­ния о явке в про­ку­ра­ту­ру, угро­зы при­вле­че­ния к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти по ст. 306 и ука­за­ния о необ­хо­ди­мо­сти сооб­щить путь, каким жало­бы осуж­ден­ных попа­да­ют к пра­во­за­щит­ни­кам и род­ствен­ни­кам (в ситу­а­ции, когда спец.отдел ИК пре­пят­ству­ет реа­ли­за­ции пра­ва осуж­ден­ных на обра­ще­ние с жало­ба­ми).

На такие дей­ствия над­зи­ра­ю­щих про­ку­ро­ров, мной (уже не в пер­вый раз) пода­на жало­ба про­ку­ро­ру Кеме­ров­ской обла­сти Бух­то­я­ро­ву П.В.

Мно­гих род­ствен­ни­ков и осуж­ден­ных УИС и над­зи­ра­ю­щей про­ку­ра­ту­ре уда­лось запу­гать. Абсо­лют­ная без­на­ка­зан­ность сотруд­ни­ков УИС в Кеме­ров­ской обла­сти их плот­ные лич­ные свя­зи с про­ку­ра­ту­рой, след­ствен­ны­ми отде­ла­ми СК, и чле­на­ми ОНК, дела­ют их недо­ся­га­е­мы­ми для пра­во­су­дия.

На Интер­нет-пор­та­лах ста­ли появ­лять­ся опро­вер­же­ния, в кото­рых род­ствен­ни­ки отка­зы­ва­ют­ся от сво­их заяв­ле­ний и про­сят изви­не­ния у началь­ни­ков ИУ (Напри­мер изви­не­ния Бах­ма­то­вой Е. перед ЛИУ-16 на gulagu.net).

Смерть адво­ка­та Ека­те­ри­ны Сели­ва­но­вой (Валь­те­е­вой), сего­дня явля­ет­ся точ­кой невоз­вра­та, чер­той, за кото­рой всем ста­ло ясно, что так боль­ше про­дол­жать­ся не может. Да рань­ше, в Кеме­ров­ской обла­сти, так же устра­и­ва­ли рас­пра­вы над пра­во­за­щит­ни­ка­ми и адво­ка­та­ми, защи­ща­ю­щи­ми пра­ва заклю­чен­ных — изби­ва­ли в ИК, ски­ды­ва­ли с трас­сы, похи­ща­ли с помо­щью спец­на­за ГУФСИН и выво­зи­ли в лес. При этом несмот­ря на мно­же­ствен­ные слу­чаи наси­лия и убийств заклю­чен­ных, под­твер­жден­ных дока­за­тель­но, ни одно­го сотруд­ни­ка ИУ не при­вле­че­но к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти. Про­ку­ра­ту­ра и СК сво­им без­дей­стви­ем и покро­ви­тель­ством взра­щи­ва­ет утра­тив­ших чув­ство реаль­но­сти упы­рей, вур­да­ла­ков и некро­фи­лов, кото­рые про­сто напро­сто опас­ны, опас­ны для всех, а не толь­ко для заклю­чен­ных, кото­рых они уби­ва­ют и наси­лу­ют.

Пре­ступ­ле­ния совер­шен­ные в отно­ше­нии Кра­силь­ни­ко­ва М. и Пани­ко­ров­ско­го И. долж­ны быть рас­сле­до­ва­ны, винов­ные долж­ны поне­сти самое суро­вое нака­за­ние. Так же долж­ны быть уста­нов­ле­ны винов­ни­ки гибе­ли адво­ка­та Ека­те­ри­ны Сели­ва­но­вой (Валь­те­е­вой). На дан­ный момент най­де­ны адво­ка­ты, гото­вые про­дол­жить рабо­ту Ека­те­ри­ны. Тре­бу­ет­ся:

1) Обжа­ло­вать отказ в воз­буж­де­нии уго­лов­но­го дела по фак­ту при­ме­не­ния пыток и сек­су­аль­но­го наси­лия к осуж­ден­ным ИК-37.

2) Обжа­ло­вать поста­нов­ле­ние о воз­буж­де­нии уго­лов­но­го дела по ст. 306 УК РФ воз­буж­ден­но­го в отно­ше­нии постра­дав­ших осуж­ден­ных, обра­тив­ших­ся с заяв­ле­ни­я­ми в защи­ту сво­их прав.

3) Обес­пе­чить без­опас­ность осуж­ден­ных обра­тив­ших­ся с заяв­ле­ни­я­ми и сви­де­те­лей. Исклю­чить воз­мож­ность дав­ле­ния со сто­ро­ны Кеме­ров­ско­го ГУФСИН и со сто­ро­ны про­ку­ра­ту­ры на них и их род­ствен­ни­ков.

4) Обес­пе­чить при­вле­че­ние к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти по ст. 299 УК РФ Заме­сти­те­ля руко­во­ди­те­ля Ижмор­ско­го меж­рай­он­но­го след­ствен­но­го отде­ла СУ СК РФ по Кеме­ров­ской обла­сти Тип­цо­ва А.С., кото­рый при­влек заве­до­мо неви­нов­ных Кра­силь­ни­ко­ва М. и Пани­ко­ров­ско­го И к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти по ст. 306 УК.

5) Обес­пе­чить рас­сле­до­ва­ние и уста­нов­ле­ние винов­ных в гибе­ли адво­ка­та Ека­те­ри­ны Сели­ва­но­вой (Валь­те­е­вой).

6) Обес­пе­чить рас­сле­до­ва­ние и уста­нов­ле­ние винов­ных, в совер­ше­нии пре­ступ­ле­ния ст. 244 УК РФ (над­ру­га­тель­ство над тела­ми умер­ших и места­ми их захо­ро­не­ния), разо­рив­ших моги­лу Ека­те­ри­ны Сели­ва­но­вой (Валь­те­е­вой).

Внут­ри Кеме­ров­ской обла­сти, добить­ся како­го либо резуль­та­та, эффек­тив­но­го рас­сле­до­ва­ния не удаст­ся. Мало, кто из адво­ка­тов готов про­дол­жить рабо­ту по защи­те прав заклю­чен­ных в Куз­бас­се, а остав­шим­ся будет очень и очень труд­но. Необ­хо­ди­ма оглас­ка и при­вле­че­ние обще­ствен­но­го вни­ма­ния, что бы не поз­во­лить «замять» это дело, ина­че него­дяи окон­ча­тель­но убе­дят­ся в сво­ей без­на­ка­зан­но­сти. Рас­счи­ты­ва­ем на под­держ­ку Всех пра­во­за­щит­ни­ков, а так же жур­на­ли­стов и бло­ге­ров. Сего­дня Кеме­ров­ской обла­сти тре­бу­ет­ся Ваша помощь.

Оставить комментарий